Гордость центра: 

 Почётные логопеды!

Разное:

Отзывы!

Чёрный список!

Юмор

Словарь 

Законы

Игры!

 

Логопедам центра:

Частые вопросы

Соблюдаем условия

Соблюдаем договор

Соблюдаем оплату

 Скидки за выслугу лет

Прислушиваемся советам

Ответственность

Сравнение

 Возьмите меня с собой!Добавьте сайт в избранное!

Я еще пригожусь!

Ждем Ваших звонков по телефону:

Пожалуйста поделитесь с друзьями!

Советы логопеда

 

Психический инфантилизм

Психический инфантилизм — психическая и физическая недозрелость ребенка, приводящая при неправильном воспитании к задержке возрастной социализации ( — адаптации к жизни в обществе). Предпосылки к нему создаются генетически, эндокринно-гормональными факторами, гипоксией или инфекционно-токсическими вредностями в период беременности, асфиксией в родах, болезнями первых месяцев жизни. Его развитию способствует и усугубление неблагоприятных предпосылок эгоцентрическим или тревожно-мнительным воспитанием.

Первый вариант психического инфантилизма — истинный — базируется на задержке развития лобных долей головного мозга, обусловленной вышеприведенными объективными факторами и неправильным воспитанием. В результате у ребенка задерживается формирование понимания норм и правил поведения и общения, выработка понятий «нельзя» и «надо», чувства дистанции в отношениях со взрослыми, задерживается созревание способности верно оценивать ситуации, когда следует соответственно их изменениям менять и поведение, а также способности предвидеть развитие событий, и, стало быть, возможные опасности и угрозы.

Это тот случай, когда ребенок сначала делает, а потом думает. Дети с данной формой психического инфантилизма по поведению оцениваются младше своего истинного возраста на один-два года, и при поступлении в детский сад возникает потребность поместить такого ребенка в младшую группу, а при достижении им школьного возраста оставить его «на дозревание» в детском саду. Такой ребенок нередко выглядит глупым, но это не задержка умственного развития.

При психическом инфантилизме дети начинают говорить вовремя и даже раньше срока, задают вопросы и рисуют в полном соответствии с возрастными нормативами, своевременно осваивают чтение, счет, психически активны и даже бойки. Они нередко высказывают оригинальные мысли, свежо воспринимают природу. Смущает лишь их наивность, детскость не по возрасту и неприспособленность к жизни. Они не то чтобы плохо думают, они скорее просто не задумываются.

Живость психически инфантильного не расторможенность, а скорее жизнерадостность, бьющая через край эмоциональность двух-трехлетнего, хотя на самом деле ребенку уже четыре-пять лет. Его неосмотрительность, неосторожность не от умственного отставания, а от наивности ребенка, не представляющего, что его кто-то или что-то может обидеть. Ребенок с этой формой психического инфантилизма не ведает зла. Его манера вольного обращения со взрослыми не от грубости и бесцеремонности, а от щенячьей радости жизни и той же безоглядной живости, когда отсутствует представление о том, что можно, а чего нельзя.

Психически инфантильные предлагают взрослому побегать и поиграть с ними, порадоваться, не понимая, что маме и бабушке не до этого. Они во всем следуют от себя, от своего восприятия жизни. Они веселы, шаловливы, потому что «сверхдети». Их детскость подкупает взрослых и как-то сама собой подводит к воспитанию психически инфантильных по эгоцентрическому типу, к любованию непосредственностью «малышки», «крошки» до тех пор, пока реальность, необходимость их адаптации в детском саду или в первом классе школы не отрезвляет родителей, побуждая проконсультировать ребенка у психиатра. Таких детей баюкали в младенчестве и не заметили, на какой непростительно долгий срок затянулось баюканье. И инфантильные не хотят взрослеть и даже говорят сюсюкая. Они знают, что такое завтра, но оно для них как бы не существует, они как бы застряли в сегодня.

«Нельзя» и «надо» инфантильные не воспринимают, поскольку задержано развитие лобно-теменных функций мозга, а безутешный плач и истерический протест столь «маленьких» так обезоруживают взрослых, что и время доразвития этих основополагающих понятий нередко оказываются упущенным. Спохватываются тогда, когда требование выполнять «нельзя» и «надо» вызывает у инфантильного уже недоумение, обиду и, естественно, бурный протест. И ребенок капризно требует то, чего нельзя, не приемлет того, что надо, и желает, чтобы все было, как он хочет. Инфантильные добры, но результат их развития таков, что они не понимают, когда можно пошалить, а когда нельзя, так как в семье неприятность или горе.

Сверстники подходят к ним как к равным, потому что физически они развиты и выглядят по возрасту, но общение не получается, ибо инфантильные думают, говорят и поступают как младшие по возрасту. Естественно, такие дети вопиюще несамостоятельны и ничего не умеют, потому что все, что требует навыков, усилий, делалось и делается за них. Они не только одеваться, но и есть самостоятельно не желают, и воспитательница в детском саду не знает, плакать ей или смеяться, — четырехлетнего впору брать на руки. И вот результат: инфантильному пришло время идти в школу, а он не готов к ней. Однако возраст есть возраст, требования к нему жесткие, и ребенка с психическим инфантилизмом отправляют в его возрастную среду, где он сталкивается с реальностью и вначале удивляется, а потом огорчается — тяжко, до невроза, конечно, истерического.

Для инфантильных характерна богатая природная эмоциональность, но она не обогащается параллельным развитием качеств истинного ума, обеспечивающих полноценную ориентацию и социализацию, а потому не достигает необходимого по возрасту уровня. Они неподдельно радуются, гневаются, печалятся, симпатизируют, испытывают страх, но все это через край, бурно, безудержно и поверхностно. Их мимика, как и жестикуляция, жива, выразительна. Но они не знают глубокой любви, истинной печали, настоящей тоски. Им неведомы тревожность и чувство опасности. В них нет эмоциональной основательности, чтобы плакал так
плакал, а радовался так уж радовался. Их эмоциональность как летний дождик: и капает, и солнышко, а в результате ни того ни другого.

Более всего у инфантильных страдает волевое начало. Задержка развития лобных долей головного мозга с их функцией долговременного целеобразования и планирования предопределяет и тенденцию к задержке формирования воли. Неправильное воспитание усугубляет инфантильность волевого фактора у таких детей. Какая уж тут воля, если ребенку до пяти — семи лет неведомы серьезные усилия в преодолении трудностей. Волевой компонент заложен в темпераменте, но и эту его сторону, как и прочие, полезные, не развили. И волевое начало у инфантильного так и не разовьется, если не принять мер к перевоспитанию.

Второй вариант психического инфантилизма — общая психофизическая незрелость по инфантильному типу (гармонический инфантилизм, когда ребенок миниатюрен физически и выглядит младше своего возраста социально, по Е.Е. Сухаревой). Предпосылки и причины его те же, что при первом варианте. Однако недозрелость во втором варианте тотальна. Ребенок не только ведет себя как более младший по возрасту, но и выглядит в пять лет как трехлетний. Он рождается с малым весом и ростом, миниатюрен. Это «мальчик с пальчик» или девочка-«Дюймовочка». Таких детей и называют уменьшительными именами: гуленька, зайчик, малютка. Ребенок с данным вариантом психического инфантилизма грациозен, подвижен, но слаб и хрупок.

Не отставая в психомоторном и психоречевом развитии, своевременно осваивая все навыки и умения, рисование, счет и чтение, такой ребенок еще и музыкален, эмоционально живой, но, как и в первом варианте, у него задерживается дозревание высших социальных функций. Время идет, а ребенок не готов к равноправному общению со сверстниками и вопиюще несамостоятелен. Он из тех, кто не созревает к сроку. Подобное встречается и в животном мире, но там такой детеныш обречен. Выводок уводят, а он остается в логове. Ребенок со вторым вариантом психического инфантилизма — дитя надолго, если это своевременно не преодолевают. Его хрупкость, миниатюрность вызывают тревогу у родителей. У него плохой аппетит, и он часто болеет. Он шалун, но в меру, часто тихоня. Он не требователен и не капризен, ласков и послушен.

Такой ребенок не изматывает родителей, а вызывает щемящую жалость. И его воспитание, как правило, приобретает тревожные тенденции. В детском садике воспитательница оберегает его, и это не вызывает протеста с его стороны. Он принимает покровительство старших как должное. Учительница водит такого ребенка за руку, не отпускает от себя, невольно снижает требования к нему. Все принимают его детскость, и даже сверстники охотно играют с ним, отводя ему роль маленького, проецируя на него зарождающийся родительский инстинкт, защищают, утешают, если он плачет. И ребенок принимает отводимую ему роль. Она удобна и приятна.

Он не хочет взрослеть и в школьные годы. Если события развиваются в таком же направлении, он, став взрослым, продолжает играть ту же роль. И тогда речь идет о мужчине-сыне, женщине-дочери уже в брачных отношениях, когда его опекает жена, ее — муж.

У психически инфантильного по второму варианту нет чувства несостоятельности. Он принимает свою данность. Соответственно у него редок невроз. Тревожное воспитание закрепляет его инфантильность, и, защищенный особым к себе отношением, он не тревожен. Очевидно, что такой человек не приспособлен к жизни и рано или поздно его ждет крах, несостоятельность, своеобразная инвалидность.

Между тем правильное воспитание может увести от инфантильности. В таком случае к шести — восьми годам ребенок дозревает в высших психических функциях, приобретает качества мужественности и после завершения полового созревания отличается от сверстников только малым ростом и миниатюрностью, компенсируемой физической ловкостью и нормальным здоровьем. Психически инфантильного по второму варианту не торопят с развитием. Он будет следовать за сверстниками, отставая от них примерно на год-два, и к школе дозреет. И вновь мы видим: воспитание решает многое.

Совершенно недопустим третий вариант психического инфантилизма. Ребенок рождается гармоничным во всех отношениях, но, защищая его от жизни, искусственно задерживают его социализацию эгоцентрическим или тревожно-мнительным воспитанием. Подобное чаще всего бывает у родивших поздно, долго ждавших ребенка, истосковавшихся в ожидании. Шестеро взрослых любуются, тешатся одним младенцем. Самый интересный детский возраст — от двух до трех лет. И родители неосознанно хотят задержать ребенка в нем, хотят и преуспевают в этом. Третий вариант психического инфантилизма целиком обусловлен неправильным воспитанием, когда здорового сделали незрелым и развитие лобных функций мозга искусственно задержали.

Инфантилизм в таком случае культивируют изнеживанием и гиперопекой, от сверстников и жизни отгораживают. За ребенка думают и все за него делают, дорогу перед ним расчищают, препятствия с его пути убирают и, что бы он ни сделал, все ему прощают. А он, не ведая ни о чем, идет навстречу жизни, и встреча эта не сулит ему ничего хорошего. Дело осложняется тем, что психическое развитие следует жесткой генетической программе и упущенное по возрасту во многом оказывается упущенным навсегда. В результате после пяти с половиной лет ребенок уже инфантилен объективно, как если бы ему повредили мозг. В первых двух вариантах начиналось с повреждения, в третьем — заканчивается им. И третий вариант хуже первых двух. Хуже и прогноз. Тяжелее преодоление.

Мать в панике. Крупный и внешне ни в чем не уступающий сверстникам ребенок на уроке извлекает из портфеля игрушку и забавляется ею; встает, не обращая внимания на запрет учительницы, и идет к двери; в открытую говорит с соседом и просится к маме. Дома он стремится только играть. Он эгоцентричен и не признает отказа ни в чем. Состояние родителей он попросту игнорирует. Он капризен, требователен и истеричен. Его детскость уже никого не радует. «Доктор, помогите!» А доктору грустно. Перед этой семьей у доктора были другие пациенты с тяжелыми врожденными или возникшими по не зависящим от родителей причинам заболеваниями. Все было понятно. Надо лечить, помочь в беде. А тут сами здорового превратили в больного. Ребенку с третьим вариантом психического инфантилизма угрожает истерический невроз.

Все вышесказанное — серьезное предупреждение тем родителям, бабушкам и дедушкам, которые поощряют инфантильное развитие своих детей и внуков. Пресловутое сюсюканье, восхищение детскостью «милой малютки», сверхопека, лишение самостоятельности, воспитание трехлетних как полуторагодовалых, а пятилетних как трехлетних чреваты тяжелейшими последствиями, В угоду эгоцентрическим тенденциям, наслаждению детством «дорогой крошки» приносится в жертву будущее человека.

Родившегося с психическим инфантилизмом или приобретшего его в связи с неблагоприятными воздействиями в первые месяцы жизни лечит врач-психоневролог, способствуя дозреванию высших нервно-психических функций; его консультируют по показаниям врача-эндокринолога. В случаях, когда необходимо стимулировать дозревание, народная медицина рекомендует апилак, элеутерококк и крапиву аптечную. Более эффективные средства укажет, индивидуально и по показаниям, лечащий врач. Такому ребенку полезны ванны с морской солью, купания в Черном, Азовском или Каспийском морях, пребывание на солнце, но в панамке, майке и шортиках. Пусть загорают лицо, ручки и ножки. Однако загорать он должен не на пляже, а на прогулке, в игре на воздухе.

Главное же — правильное воспитание. Усилия направляются прежде всего на социализацию ребенка. Подчеркнуто, настойчиво прививаются понятия «можно» и «нельзя», «хорошо» и «плохо». Соблюдение с первых месяцев жизни режима сна, бодрствования, вскармливания в данном случае важно еще и как дисциплинирующее, социализирующее ребенка воспитание. Ребенку настойчиво разъясняют последствия его ошибок, шалостей. Ему позволяют ушибиться, чтобы дать возможность прочувствовать, когда и отчего бывает больно. Такого ребенка постоянно побуждают преодолевать посильные трудности, неприметно помогая и радуясь вместе с ним его победам. Радость эти дети любят, остается только доказать им на практике, что она в преодолении трудностей и в достижении результата, цели. Инфантильного своевременно, не щадя усилий, обучают навыкам и умениям. И это в данном случае не только необходимо для обыденной жизни, но и путь к преодолению психического инфантилизма. Инфантильный стремится к детям младше себя, а его следует побуждать к общению со сверстниками, помогая равноправно сотрудничать с ними и устраняя конфликты. Чрезмерность проявления эмоций мягко умеряется; взрослые воспитывают в инфантильном углубленную эмоциональность, особенно отзывчивость.

Воздействие родителей на психически инфантильного реализуется через игру. С ним играют во все, что встречается в жизни ребенка его возраста. Играют, например, в детский сад, где он в роли воспитателя, а отец в роли непослушного ребенка. В игре отрабатывают навыки, необходимые для успешной адаптации в детском саду. С ним играют в школу, и он выступает как учитель, требующий от ученика дисциплинированности. С ним обыгрывают саму детскую игру, готовя к играм со сверстниками. В совместной игре высмеиваются безалаберность, неорганизованность, непродуманность последствий поступков и сами неразумные поступки, эгоизм. В игре ставится цель, разрабатываются планы ее достижения, в игре она и реализуется.

Если же, несмотря на воспитательные усилия, инфантильный окажется не готовым к школе в семь лет, лучше задержать такого ребенка на год в подготовительной группе детского сада и в восемь лет отправить в школу со сформировавшейся позицией школьника, чем скомкать начало школьного обучения, а возможно, и все его целиком.

Автор: В.И. Гарбузов, профессор, психоневролог-психотерапевт, врач высшей категории.

 

ООО “ЛЮДМИЛА” - логопедический центр     Ждем Ваших звонков:   (495) 727-34-07 Created by SEOLAN